Василий — истребитель болгар, X–XI вв., Империя Ромеев

    0
    2

    Василий — истребитель болгар, X–XI вв., Империя РомеевГоворят, тысячу лет назад великий император ромеев Василий II повелел ослепить 15 000 пленных болгарских воинов. Согласно дьявольскому плану, каждому сто первому выкалывали один глаз, остальным жертвам — оба. 31 июля 1014 года жуткая вереница слепцов, цепочками по сто человек, потянулась обратно, на историческую родину. Оглашая окрестности жалобными стенаниями и зияя окровавленными глазницами, они шли, ведомые одноглазыми поводырями. Не выдержав душераздирающей картины, болгарский царь Самуил принял яду, лишив страну последней надежды. По другой версии с ним случился сердечный приступ, — факт, что без вождя и армии первому болгарскому государству быстро пришёл конец. Покорив Балканы до самого Дуная, василевс Василий заслужил прозвище Болгаробойца, оставшись в памяти суровым воителем, рачительным хозяином и шурином киевского князя Владимира. После него Византия уже никогда так высоко не поднималась.

    Удивительно, но изначально болгары славянами не были. Заявившись в VII веке из степей Приазовья, кочевое булгарское племя, говорившее на тюркском языке, отхватило кусок византийских территорий к югу от Дуная. За последующие два века оно настолько сроднилось с местными славянами, что стало восприниматься единой славянской нацией. Объединённые верой, укладом и письменностью новые болгары бодро шли к общей цели — избавлению от опеки ромеев и полному завоеванию Балкан. Так и случилось: к началу X столетия Симеон Великий превратил княжество Болгарию в огромное царство, занимавшее почти весь полуостров. Отныне македонские, сербские, хорватские, венгерские, румынские и фракийские земли управлялись из болгарской столицы. Золотой век Симеона ознаменовался расцветом словесности и архитектуры, кириллица надолго вбила клин между Востоком и Западом, а о прошлом степных кочевников никто и не вспоминал. Разгромив всех своих врагов, первый болгарский царь заставил Византию платить ежегодную дань, сравнявшись мощью с ромейским императором. Как это часто бывает, коварная болезнь спутала все его планы, подарив грекам шанс на выживание. И они им блестяще воспользовались. К концу X века от Болгарского царства остались рожки, да ножки, а в начале следующего — детище Симеона накрылось медным тазом.

    Вся горечь поражения досталась другой болгарской легенде — царю Самуилу I. Носитель звучного библейского имени (по слухам, не еврей), в борьбе за светлое будущее лишился всех своих братьев (Моисея, Давида и Аарона — тоже не евреи), и до сих пор считается национальным героем. У императора Василия были все основания ненавидеть Самуила, вместе с его "ветхозаветной" командой. К тому времени Болгария уже не отсвечивала в тени воспрянувшей Византийской империи, когда в западной, непокорённой её части, объявились четыре шустрых "брата–акробата". Греки прозвали их комитопулами (в честь папаши–комита, управляющего провинцией). В начале 980–х они прибрали к рукам Фессалию и Южную Македонию, с удовольствием грабя и разоряя сопредельные территории. Момент для национально–освободительной борьбы был выбран удачный, Византия погрязла в дрязгах с малоазиатской знатью, и братья смогли развернуться по–полной. Поговаривают, между собой они были не очень, и вскоре в живых осталось только двое: Аарон и Самуил. Василевс Василий пытался приручить старшего Аарона, подсовывая ему в жёны якобы свою сестру, однако обман раскрылся, болгары обиделись и сожгли сопровождавшего невесту митрополита. Конфликт разгорелся с новой силой: собрав свежую армию, Василий пошёл воевать непокорных братьев, но был позорно разбит, причём дважды. Самолюбивый василевс поклялся отомстить, а семена раздора упали на благодатную почву. Обвинив Аарона в измене, Самуил убил его вместе со всей семьёй, оставшись в гордом одиночестве. Что нисколько не повлияло на положительный образ героя.

    Василёк из Македонской династии тоже рос положительным, добрым и начитанным мальчиком. Даром, что по матушке происходил от армянского харчевника. Помазанный на императорский трон чуть ли не с младенчества, до власти он дорвался лишь к 20–ти годам, взяв в наставники всесильного двоюродного деда. А до этого отрывался в компании таких же, как сам юных раздолбаев и доступных девиц. Однако вскоре судьба завернула так круто, что изнеженный богемный юноша превратился в жёсткого и безжалостного руководителя. В 976 году в Малой Азии поднял восстание ромейский полководец Варда Склир. Через короткое время империя уже не контролировала свои азиатские рубежи и большую часть собственной армии. Склир, армянский родственник императора и жертва дворцовых интриг, решил побороться за византийскую корону. Блестящий военачальник, бивший ещё наших предков под Константинополем, играючи захватил власть в регионе, бросив флот на столицу. Ощутимо запахло жареным, но Василий, проявив здравый смысл, реанимировал другого своего армянского родственника — Варду Фоку. Тот отбывал заключение и с радостью вписался в сложную ситуацию. В результате, флот Склира пожгли "греческим огнём", а самого его, с тяжёлой травмой головы, отправили в ассирийскую ссылку. В финальном поединке двух Вард Склир, промахнувшись, отсёк ухо любимой лошади Фоки, за что и получил по кумполу...

    Через 8 лет история причудливо повторилась. Теперь уже Варда Фока, обиженный недостатком внимания, провозгласил себя императором, заручившись поддержкой солнечного Закавказья. Но стоило ему примерить пурпурные штаники, как со стороны ассирийской границы показались запылённые полки слегка подзабытого Варды Склира. Постаревший завоеватель, сбежав из багдадского плена, вновь возжелал верховной власти. Сказать, что Василий был разочарован, не сказать ничего, армянские родственники реально достали! По традиции, более молодой из Вард оказался и самым расторопным: запудрив мозг старенькому Склиру, Фока заковал его в железо и, во главе объединённой армии, отправился дожимать Василия. Мятежников ожидал неприятный сюрприз: отборная дружина киевского князя. Примчавшийся на помощь Владимир Святославович получил предложение, от которого не смог отказаться — руку сестры действующего императора (про невесту Аарона князь определенно не слышал). Летом 988 года, используя фактор неожиданности и "греческий огонь", будущие шурин и зять подпалили хвост Варде Фоке под Хрисополем, а на следующий год — разбили до конца под Авидосом. В решающей битве узурпатор пытался лично достать василевса, но неожиданно упал с лошади и умер. Говорят, подкупленный виночерпий честно отработал свой гонорар.

    В этих "нечеловеческих" условиях характер василевса окончательно испортился. Василий стал груб, жесток и нетерпим к чужому мнению. Осточертевший дед–советник (известный, как евнух Василий) поехал в бессрочную ссылку, безобидный брат Константин лишился последних привилегий, а будущий зять получил кукиш вместо невесты (правда, временно). А тут ещё параллельно египетские мусульмане, ивирские грузины и армяне, не знающие, как навредить великому господину. И конечно же потерявшие страх болгары, тихой сапой рвущие родные пяди. В 996 году уже известный нам Самуил, дойдя победным маршем до середины Пелопонесса, награбил столько добра, что не смог вывезти с чужой территории. Империя нанесла ответный удар. С того времени карательные операции греков за Дунай приняли регулярный характер, поражая современников своей жестокостью.
    Казавшееся бесконечным противостояние завершилось в 1018 году, когда вдова Самуила Мария вынесла Василию ключи от болгарской столицы, Болгария надолго пала в византийский плен. Вредный старый хрыч, 30 лет и 3 года ждавший этого момента, прожил ещё 7 лет, успев навести порядок на Кавказе, прихватить Армению, создать плацдарм в Южной Италии, разгромить десант норманнов и замыслить вторжение в мусульманскую Сицилию. Казна ломилась от собранных средств, Византия достигла апогея своего могущества. Но на воплощение всех замыслов у Василия уже не осталось времени, василевс вскоре умер, не оставив потомства. В начале следующего века латиняне, захватившие Константинополь в 1204, выбросили труп некогда грозного императора из склепа, вставив в иссохшие челюсти свисток, а в руки волынку. Memento more, username, — всё тлен! Такая грустная ботва...

    P.S. Хитрые греки (а скорее грекоармяне) неспроста пытались скрыть от киевского князя обещанную невесту: дескать, скрылась в неизвестном направлении и всё такое. Ромейских принцесс в принципе не выдавали замуж за иноземцев! Исключение составляли внучка императора Романа (жена болгарского царя) и племянница узурпатора Иоанна (супруга германского императора). Но ни одна из них не являлась порфирородной, то есть рождённой по всем правилам в Порфирном зале, на бордовых простынях, от царствующего родителя. Да и замуж они выходили за христианских лидеров, а не за языческих князей. Короче, устав ждать невесту, Владимир для острастки взял Херсонес Таврический (Корсунь), сделав будущих родственников гораздо сговорчивее. Красавицу и умницу Анну Романовну Порфирогениту спешно посадили на корабль и отправили прямиком к северным варварам. Говорят, после этого князь так расчувствовался, что на радостях покрестил всех своих подданных, привнеся в наши широты христианские ценности...

    На КДПВ дикие болгары мочат благочестивых греков на фоне синих Балканских гор. Миниатюра из личной минологии Василия II Болгаробойцы, конец X века.

    источник https://story.d3.ru/vasilii-istrebitel-bolgar-balkanskaia-krugovert-armianskie-rodstvenniki-i-sbezhavshaia-nevesta-x-xi-vv-imperiia-romeev-1414009/?sorting=rating