МВФ так похвалил Набиуллину, что в итоге поругал

    0
    7

    Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард указала на слабые места экономики РФ.
    Фото со страницы МВФ в Flickr

    Россия законсервируется в состоянии стагнации на восемь лет, следует из прогноза Международного валютного фонда (МВФ). МВФ не учитывает влияние новых нацпроектов. Но он указывает на обилие системных проблем, без решения которых экономике РФ в любом случае не вырваться вперед. Например, это чрезмерное госучастие, особенно – в банковском секторе. Нацпроекты таят в себе риски, предупреждает Институт народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН).

    МВФ «обновил» в четверг прогноз для российской экономики на ближайшие восемь лет. При этом, как можно судить по обнародованному докладу, «обновление» свелось к тому, что фонд просто подтвердил свои прошлые оценки. 

    Так, по итогам 2018-го рост ВВП РФ составит 1,7%, затем, в 2019-м, годовой рост замедлится до 1,5% и останется таким до 2025-го включительно. Уточним: Минэкономразвития (МЭР) тоже ожидает, что в 2019 году экономический рост в РФ замедлится, причем сразу до 1,3% с 1,8% в 2018-м. Затем, по прогнозу ведомства, рост ВВП резко ускорится до 2% в 2020-м и превысит 3% в год в течение 2021–2024 годов (см. «НГ» от 05.09.18).

    Хотя в докладе МВФ все же было сделано любопытное уточнение, что специалисты фонда из-за нехватки деталей пока не могут оценить влияние на потенциальный рост ВВП РФ пакета мер, принимаемых сейчас в стране. Имеются в виду меры по увеличению госрасходов на инфраструктуру, здравоохранение и образование (судя по всему, это частично те нацпроекты, которые должны реализовываться в рамках нового майского указа президента), а также пенсионная реформа и повышение ставки налога на добавленную стоимость. «Таким образом, предполагается, что потенциальный ВВП не изменится по сравнению с базовым сценарием», – сообщает МВФ.

    Но буквально на следующей странице опубликованного доклада специалисты МВФ приводят таблицу с параметрами альтернативного сценария, учитывающего влияние описанного пакета мер, и указывают, что в случае их реализации рост ВВП РФ в 2019-м ускорится до 2%, таким же он будет в 2020-м. После чего рост замедлится до 1,7% по итогам 2021-го, а затем до 1,2% в 2022-м. И уже с 2022-го по 2025-й включительно российская экономика будет расти только на 1,2% в год. Из чего можно сделать вывод, что реализация нацпроектов либо не улучшит положение России, либо даже ухудшит.

    В МВФ предупреждают, что Россия не сможет догнать по уровню жизни не только развитые страны, но и ближайших соседей в Восточной Европе. К такому выводу специалистов фонда приводит следующая комбинация факторов. Во-первых, инфраструктурная неразвитость. Во-вторых, чрезмерное участие государства в экономике. В-третьих, провалы госуправления, которые привели к концентрации ресурсов и задушили экономическую активность.

    К слову, о концентрации ресурсов. Специалисты МВФ не согласны с оценками, по которым доля государства в российской экономике достигает 70%. По их расчетам, она составляет около 30–35%, но и этот уровень в МВФ считают тоже высоким по международным стандартам. Причем, как они замечают, «доля государства в последние годы увеличилась в банковской и нефтегазовой отраслях». По данным МВФ, в финансовом секторе РФ (судя по всему, имеется в виду прежде всего банковский сектор) на долю государства приходится 59% активов. А в сфере добычи полезных ископаемых доля государства достигает 44%.

    Буквально неделю назад директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард рассыпалась в любезностях перед главой Центробанка РФ Эльвирой Набиуллиной, приехавшей в Вашингтон читать лекцию о своем опыте денежно-кредитной политики. Лагард хвалила Набиуллину за гибкий обменный курс рубля, режим таргетирования инфляции, а также за то, что Набиуллина «неутомимо проводила консолидацию обширной банковской системы России, закрыла более 300 банков и усовершенствовала основы регулирования финансового сектора и надзора за ним». Но ведь, как ранее уже отмечали эксперты, такая чистка банковского сектора как раз и стала причиной возросшей в нем доли государства.

    «Опубликованный документ (доклад МВФ. – «НГ») не представляет интереса в качестве прогноза. Это взгляд на российскую экономику годовой давности, совершенно не учитывающий все то, что случилось с нами за последний год. Многие цифры в прогнозных таблицах просто неадекватны», – так прокомментировал в своем Telegram-канале MMI доклад МВФ директор аналитического департамента «Локо-инвест» Кирилл Тремасов.

    Но некоторые опрошенные «НГ» эксперты думают иначе. Как сказал «НГ» экономист Coface Гжегош Селевич, «в настоящий момент мы ожидаем, что на конец этого года рост ВВП в РФ составит 1,8%, в 2019-м – 1,5%». Это частично совпадает с прогнозами МЭР и МВФ.

    «Выводы МВФ своей актуальности, на мой взгляд, нисколько не растеряли», – говорит управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. Прежде всего он ссылается на выводы о высокой доле государства в экономике. «Рост рыночной экономики невозможен без конкуренции, а конкуренция невозможна в условиях крайне высокой концентрации госсектора во всех отраслях экономики», – уточняет эксперт. По его мнению, «российская экономика сегодня застряла где-то между рыночной и плановой, унаследовав от каждой из моделей их изъяны, и это определенно мешает и будет мешать ее дальнейшему росту».

    Не все российские эксперты ждут от новых национальных проектов существенного рывка экономики. Как поясняется в новом выпуске квартального прогноза ИНП РАН, судя по всему, пока «правительство делает ставку на государственные финансы, полагая, что существенный объем бюджетных инвестиций может, с одной стороны, стать драйвером ускорения темпов роста, а с другой – обеспечить привлечение к реализации национальных проектов средств частного бизнеса, сопоставимых по масштабу с ресурсами государства». «На наш взгляд, такая политика имеет ряд очевидных рисков», – обращают внимание экономисты.

    «Первый из них связан с тем, что при всей масштабности задач, решаемых в рамках нацпроектов, они лишь частично направлены на модернизацию базовых секторов российской экономики в кратко- и среднесрочной перспективе, – поясняют в ИНП РАН. – Конечно, долгосрочные цели развития имеют высокий приоритет, однако нужно ясно понимать, за счет чего будет разгоняться экономика при условии жестких ограничений на потребительский спрос и чистый экспорт». Экономисты не исключают, что «возможно избыточное ускорение спроса на импортируемую продукцию инвестиционного и промежуточного потребления в условиях недостаточного роста эффективности внутреннего производства».

    Второй риск «состоит в относительно слабой интеграции задач в рамках различных национальных проектов, что может привести к распылению финансовых ресурсов и неэффективности их использования», продолжают исследователи. А третий риск «состоит в недостаточных стимулах для частного бизнеса для участия в решении задач национального развития». «Здесь определенные подвижки могут быть связаны с диалогом государства и ряда крупнейших сырьевых компаний в рамках дискуссии об использовании сверхдоходов от экспорта», – полагают в ИНП РАН.

    В ИНП РАН тоже указывают на высокие риски замедления экономического роста в 2019 году. Но страшнее даже не это, а то, что «в еще большей степени будет потеряна мотивация для роста инвестиций в частном секторе российской экономики, без которого обеспечить выход на приемлемые темпы роста экономики практически невозможно», уточняют экономисты.

    Среди опрошенных «НГ» экспертов есть, однако, оптимисты. «Действительно, нацпроекты – не совсем системное развитие, однако при грамотном управлении и росте уровня доверия бизнеса к государству эти проекты могут дать мощнейший толчок к росту экономики в целом, – считает член президиума «Опоры России» Ирина Капитанова. – Здесь нужно особенное внимание уделить совершенствованию государственных институтов, которые непосредственно участвуют в этом процессе».       

    Источник: www.ng.ru